Фёдор Александрович Абрамов

«Две зимы и три лета»

Краткое изложение вариант 1 вариант 2

Мишке Пряслину недолго приходилось жить дома. С осени до весны — на лесозаготовках, потом сплав, потом страда, потом снова лес. А как появится в Пекашине — бабы наваливаются: этой поправь крышу, той подними дверь. Нет мужиков в Пекашине.

В этот раз, как всегда, дома его ждали. Мишка приехал с возом сена, расспросил о ребятах, наорал за упущения, потом достал гостинцы — Егорша Ставров, лучший друг, уступил ему свои промтоварные талоны. Но парни к подаркам отнеслись сдержанно. А вот когда он вынул буханку ржаного хлеба… Много лет не было в их доме такого богатства — ели мох, толкли в ступе сосновую заболонь.

Младшая сестрёнка выложила новость: завтра с утра бабы будут корову в силосную яму загонять. Хитрость такая: забивать колхозную скотину нельзя, а вот если подвести её под несчастный случай да составить акт… Пустилась на такой расход председательша потому, что бабы потребовали: уж лето, а они так и не отпраздновали победу. В застолье поднялась Анфиса и выпила за Мишку — он за первого мужика всю войну выстоял! Все бабы плеснули ему из своих стаканов, и в результате парень очутился на повети у Варвары Иняхиной.

Когда Анна Пряслина узнала, что сын её ходит к Варваре, сначала кинулась ругаться, потом на жалость стала брать: «Миша, пожалей нас…» Подговорила председательницу, и, словом, такое началось, что Варвара уехала жить в райцентр. С новым мужем.

Какие муки не приняли за войну пекашинцы, а лес — всем мукам мука. Подростков снимали с ученья, посылали стариков, а уж бабам скидки не было никакой. Хоть издохни в лесу, а план дай. «Терпите, бабы, — твердила Анфиса. — Кончится война». А война кончилась, жахнули задание больше прежнего. Страну надо отстраивать — так объяснил секретарь райкома товарищ Подрезов.

По осени вдобавок сдай налоги: зерно, шерсть, кожу, яйца молоко, мясо. На налоги объяснение другое — города нужно кормить. Ну, ясно, городские без мяса не могут. Вот и думай, мужик, сколько дадут на трудодни: а вдруг ничего? На юге засуха, откуда-то должно государство хлеб брать. Членов партии уже вызывали в правление по вопросу о добровольной сдаче зерна.

Чуть погодя правительство объявило закон о займе. Ганичев, уполномоченный райкома, предупредил: выше контрольной цифры можно, а ниже нельзя. С тем и пошли по избам. У Яковлевых не дали ни копейки — плохо началась подписка. Петр Житов предложил отдать три своих месячных заработка, девяносто трудодней, что в деньгах составляло 13 рублей 50 копеек. Пришлось припугнуть увольнением жены (она счетоводом работала). Дом Ильи Нетесова оставили напоследок — свой человек, коммунист. Илья с женой копили на козу, детишек-то полон дом. Ганичев стал агитировать насчёт сознательности, и Илья не подвёл, подписался на тысячу двести, предпочёл государственный интерес личному.

С начала навигации в район прибыло два первых трактора. На один из них сел Егорша Ставров, закончивший курсы механизации. Мишку Пряслина назначили бригадиром, и на заработки в лес поехала Лиза. Председателем же в Пекашине стал вернувшийся с фронта Лукашин.

У Пряслиных была и радость. В эту страду на покос выехала целая пряслинская бригада. Мать, Анна, глянула на пожню — вот он, её праздник! Равных Михаилу косарей в Пекашине нет давно, и Лизка ведёт покос на зависть. Но ведь и двойнята, Петр с Гришей, оба с косками…

Весть о беде привёз им Лукашин: Звездоня заболела. Кормилицу пришлось зарезать. И жизнь перекроилась. Второй коровы им было не видать. Тут пришёл к Лизке Егорша Ставров и сказал, что к вечеру приведёт из района корову. Но чтоб Лизка тогда шла за него замуж. Лизе Егорша нравился. Она подумала, что ведь и Семеновну-соседку на шестнадцатом году выдали, и ничего, прожила жизнь. И согласилась.

На свадьбе Илья Нетесов сказал Михаилу, что старшая его дочь, отцова любимица Валя, заболела туберкулёзом. Аукнулась коза-то.

Жить у себя дома Михаилу Пряслину долго не приходилось потому, что работы было много в деревне. Осенью и до ранней весны начинаются лесозаготовки, сплав, а там страда поджидает и опять лес. Лишь появится Мишка в Пекашине, в ту же минуту бегут бабы с просьбой. Одной двери поднять, другой крышу нужно подправить, а третьей забор починить. Не хватает мужских рук в деревне. Их просто нет.

Вот и сегодня Михаила ждали. На этот раз он приехал с возом сена. Как всегда стал расспрашивать о том, кто какую работу и как сделал. Очень рассердился за то, что не успевают. Уже немного погодя стал раздавать гостинцы. Это Мишку выручил его лучший друг Егор Ставров. Он подарил Мишке свои промтоварные талоны. Не очень-то мальчишки обрадовались подаркам. Зато с такой не детской жадностью смотрели, когда Мишка положил на стол буханку ржаного хлеба. Такой вкуснятины дети не ели уж много лет. Не забыли они, как мать толкла в ступке сосновую заболонь, да ещё мох и лебеду ели. Голодно тогда было очень.

Вдруг меньшенькая сестрёнка возьми, да скажи: - А бабы утром корову в силосную яму хотят загнать. Ведь так колхозное животное нельзя убивать, а нужно подстроить, как несчастный случай произошёл, а потом и акт составить. Вынудили бабы председателя Анфису на такой шаг пойти. Уже и лето в разгаре и война закончилась, а победу не отпраздновали ещё. Собрались все на застолье дружно. Председатель выпила за Михаила, за первого мужика, ведь он всю войну выстоял. Ну, а бабы на радостях добавили из своих стаканов ему. И оказался Мишка у Варьки Иняхиной. Мать Михаила, Анна Пряслина, сразу ругалась. А потом стала его уговаривать, чтобы пожалел мать свою. А после был разговор с председателем. Укатила Варвара с новым мужем в райцентр.

Как же все-таки тяжело, какие муки пришлось испытать, чтобы выжить в Пекашине.

Слабых стариков посылали на работу в лес, подростков отправляли сразу с уроков, а с баб ещё строже спрос был. Умри, а план дай. Анфиса, как могла добрым словом уговаривала и поддерживала своих односельчан. Передохнуть бы малость, заморились бабы. Сам товарищ Подрезов, секретарь райкома, дал задание страну отстраивать. Налоги: на зерно, яйца, молоко, мясо надо сдать по осени.

В городах голодуха и надо кормить и поднимать город. А ты, мужик думай теперь, сколько тебе трудодней дадут, а может и не дадут вовсе. Партийных работников отзывали в правление по поводу добровольной сдачи зерна. На юге большая засуха. Как же взять государству хлеб. Вот и был издан правительством указ о займе. Даже уполномоченный райкома Ганичев сказал: - Больше положенной цифры можно, ниже нет.

Стали ходить по избам, собирать подписи. Так Житов Пётр отдал три своих месячных заработка - девяносто трудодней. За то дом Ильи Нетёсова не тронули, как-никак свои люди. Семья у Нетёсовых большая, мал - мала меньше. Вот Илья с женой и собирали деньги, чтобы купить козу. А Ганичев сумел найти подход, стал давить на сознательность, вот так Илья и подписался. Получается, что государственный интерес важнее, чем личный. В район пришли два первых трактора. За одним сидел Ставров Егор, друг Мишки. Он закончил курсы механизации, а бригадиром был назначен Пряслин Мишка. Лиза поехала в лес. Вернулся Лукашин с фронта и его назначили председателем.

Радостно было на душе у Пряслиных. На покосе работала вся Пряслинская семья. Любо смотреть, как косит Михаил, ему нет равных в Пекашине. Лиза тоже не отстаёт от брата, но и у меньших братьев Гришки и Петра есть свои коски.

А вот и беда случилась. Заболела корова Звезда. Весть эту страшную привёз Лукашин. Корову зарезали. Как же жить без кормилицы, второй коровы им не купить. А тут Егор Ставров предложил Лизе выйти за него замуж, с условием и Егорка к вечеру корову с района приведёт. Лизе Егор нравился, она подумала и согласилась. Гуляли на свадьбе все. Илья сказал Михаилу, что заболела туберкулёзом его дочь Валентина.

Скачать.fb2