Итальянская литература

Витторио Альфьери


Витторио Альфьери, граф ди Кортемилья (Vittorio Alfieri, conte di Cortemiglia, 1749−1803) — величайший итальянский трагический писатель. Родился в городе Асти, в Пьемонте. Воспитывался в Туринской академии. Много путешествовал. Писать начал с 1774 года. Чтобы сделаться итальянским писателем, ему нужно было преодолеть колоссальные трудности для овладения языком, т. к. он не знал тосканской речи, говоря все время или по-французски, или на пьемонтском диалекте. Великую французскую революцию он вначале приветствовал, но скоро глубоко разочаровался, испуганный террором, возненавидел и Францию и ее деятелей, против которых направлен сборник его эпиграмм «Ненавистник французов» («Misogallo»). Свою жизнь Альфьери описал в мемуарах (1802, русск. пер., 1914).

В мировоззрении Альфьери наиболее важен его догматический рационализм; его идеал — свободная человеческая личность, управляемая прежде всего разумом, логикой и волей, руководимая чувством долга; с этими идеями тесно связаны политические взгляды Альфьери, лучшей иллюстрацией которых служат трагедии и предисловия к ним. Он говорит о «свободе народа», на каждом шагу подчеркивает свою ненависть к тиранам, свой республиканизм, но это — республиканизм аристократа, резко разграничивающего «изначально свободных» от «рожденных рабами» («Misogallo», XIX). Герой, наиболее близкий ему, — Брут младший, борец за право аристократической верхушки против «тирана», ставленника народа, Цезаря. «Свобода» Альфьери для тех избранных, что сумели воспитать себя свободными. Он приветствует американскую революцию 1776 года в трагедии «Брут I», посвященной Вашингтону, но в то же время посвящает трагедию «Агис» памяти казненного Карла I английского, павшего жертвой «несправедливого» парламента. К состоянию Италии XVIII века Альфьери относится всецело отрицательно, предпослав «Бруту II» («Брут младший») ироническое и едкое посвящение «Будущему итальянскому народу». В его воззрениях ясно выражена психология представителя верхов дворянства, сохранявших еще перед завоеванием Италии французами политическую гегемонию во многих местах (Венеция, Пьемонт — родина Альфьери и др.). Альфьери представлял наиболее здоровую часть своего класса, осознавшую, что спасение раздробленной Италии — в национальном объединении. Те преобразования, которые принесли с собой французские завоеватели, представители ненавистной Альфьери буржуазии, — эти преобразования Альфьери не принял и не хотел принять. Впоследствии Альфьери изменил свое отношение к «третьему сословию». Все художественное наследие Альфьери теснейшим образом связано как с изложенными общественно-философскими воззрениями, так и с идеями его о значении литературы, которые чрезвычайно четко выражены в его трактате «Del principe e delle lettere» («О государе и литературе»), основная мысль которого сводится к тому, что истинная литература может процветать только у истинно свободного народа. Она должна учить добродетели и проповедывать свободу (догматизм Альфьери). Но из всех видов литературы наилучшим образом достигает этой цели поэзия, потому что она наставляет путем наслаждения, научает человека познавать разумом свои права и способности, неосознание которых порождает рабство всякого народа.

В трагедиях Альфьери отражается его рационализм. Основной организующий принцип его драматургии — логическое построение пьес. Оно проявляется, с одной стороны, в композиционной стороне трагедий: все сосредоточено вокруг основного стержня действия, число персонажей весьма ограничено, причем центральные персонажи всегда оттесняют на задний план всех прочих. Трагедии Альфьери построены на резких контрастах, без полутеней; их логическая схема — противопоставление идеального человека, борющегося за свободу и отечество, отрицательному типу (тирану). Таковы: Дон-Карлос и Филипп («Filippo»), Брут и Цезарь («Bruto II»); даже там, где любовная интрига должна играть центральную роль («Maria Stuarda», «Mirra» — трагедия кровосмесительницы), Альфьери сосредоточивает внимание всегда на моральной проблеме, являющейся основой всех его трагических конфликтов, — именно на преодолении страсти и личных чувств во имя долга и разума. Слабые личности гибнут (Изабелла в «Filippo», изменяющая мужу), сильные — побеждают, как Брут Старший, приговаривающий к смерти детей, или Брут Младший, которого Альфьери нарочито сделал сыном Цезаря, основываясь на легендарных словах умирающего Цезаря «И ты, дитя». Действие трагедии начинается in medias res (в разгаре) и стремительно идет к развязке; нет отвлекающих эпизодов. Язык Альфьери — прежде всего ораторский язык. Логические обоснования, апелляция к разуму встречаются даже в любовных излияниях, не говоря уже о политических монологах, где диалектическое искусство Альфьери развертывается в полной силе. Повторения, перекличка отрывочными, лаконичными вопросами и ответами, лозунги, выкрикиваемые оратором и вслед за ним народом, — таковы признаки ораторского стиля Альфьери. Рядом с этим стих его изобилует ударениями, односложными словами, часто прерывается, вводятся намеренные уклонения от плавного, напевного ритма, которому, по мнению Альфьери, не место в трагедии, воспевающей человеческие страсти, служащей «школой нравственности, добродетели и великодушия». Трагедии Альфьери чрезвычайно сценичны; к этому стремился Альфьери в своем лаконизме и сосредоточенности действия. Единство времени, места и действия соблюдается у Альфьери. Он делает довольно удачные попытки восстановить хоры греческой трагедии («Alceste»). Особняком стоит его цикл из 4 комедий («L'uno» — «Единый», «I pochi» — «Немногие», «I troppi» — «Излишние», «L'antidoto» — «Противоядие»), где Альфьери проводит свою идею о несовершенстве монархии, демократии, олигархии как форм правления; идеальное государство, по Альфьери, может создаться лишь в результате соединения этих трех «ядов». Также особо стоит его «Abel», названный Альфьери «трамелогедией» (сочетание мелодрамы и трагедии), уже отражающий новые веяния в итальянской литературе (сентиментализм), проявлявшиеся в творчестве Уго Фосколо и др.

Чрезвычайно выдаются своей злобной иронией, разнообразными ритмами, богатством рифм и мастерством каламбуров эпиграммы Альфьери. Лирические стихотворения Альфьери носят большей частью характер иронический и сатирический. Главные их темы — политические («Misogallo», см. выше). Альфьери — один из лучших мастеров сатиры и сонета; в его «Misogallo» встречаются весьма оригинальные по ритму стихотворения (например, сатирическая ода «Teleutodia» в форме греческой оды). Язык прозы Альфьери — язык политических трактатов-памфлетов. В известной степени ученик классика Ш. Маффеи (умер 1755), Альфьери — один из виднейших представителей националистической тенденции в итальянской поэзии, которая, начиная с Филикайя в XVII веке, развилась в творчестве Парини, Пиндемонте и затем у В. Монти, С. Пеллико и Уго Фосколо. Драматическое творчество трех последних уже проходит всецело под влиянием Альфьери, но и на романтическую трагедию (Никколини, Косса, Мандзони) Альфьери оказал сильнейшее влияние: его националистический пафос нашел себе достойных продолжателей именно среди романтиков; последний крупный классик в итальянской литературе, Альфьери уже стоит на грани романтизма. Сам Леопарди в своей политической лирике часто вдохновлялся Альфьери-поэтом. Его общественное значение огромно; несмотря на свою враждебность к французской революции, он ярко отразил в своем творчестве пафос революционной эпохи.

Витторио Альфьери, граф ди Кортемилья — известный итальянский трагический писатель. Уроженец города Асти, в Пьемонте, получил образование в Туринской академии. В 1774 году впервые взялся за перо. Владея французским и пьемонтским диалектом, граф ди Кортемилья приложил немыслимые усилия для изучения тосканской речи, чтобы стать итальянским писателем. Разочаровавшись в Великой французской революции, граф пишет эпиграмм «Ненавистник французов» («Misogallo»). Свою биографию Альфьери изложил в мемуарах (1802, русск. пер., 1914).

Он вполне согласен с американской революцией 1776 года в трагедии «Брут I», посвященной Вашингтону, но пишет трагедию «Агис» в память казненного Карла I английского. В период Италии XVIII века Альфьери издает «Бруту II» («Брут младший»), посвященный «Будущему итальянскому народу». Все общественно-философские взгляды Витторио изложены в его трактате «Del principe e delle lettere» («О государе и литературе»).

Создавая трагедии, Альфьери Витторио соблюдал схему — простолюдины против тирании. Таковы: Дон-Карлос и Филипп («Filippo»), Брут и Цезарь («Bruto II»); даже в трагедии «Maria Stuarda», «Mirra» он выделяет долг и разум превыше личных чувств. Вымирание слабых (Изабелла в «Filippo), процветание сильных, как Брут Старший, которого писатель окрестил «сыном Цезаря», подразумевая слова умирающего Цезаря «И ты, дитя». Свои трагедии Альфьери издавал чрезвычайно сценичными, делая удачные попытки восстановления греческой трагедии («Alceste»). Нерушимым остался его цикл из 4 комедий («L'uno» — «Единый», «I pochi» — «Немногие», «I troppi» — «Излишние», «L'antidoto» — «Противоядие»), где излогается несовершенстве монархии, демократии, олигархии. Без внимания не остался его «Abel», названный Альфьери «трамелогедией» (сочетание мелодрамы и трагедии), уже отблескивающий новое поветрие в итальянской литературе (сентиментализм), будучи использованным в творчестве Уго Фосколо и др.

Альфьери Витторио — элита сатиры и сонета. Направление писателя — язык политических трактатов-памфлетов. Будучи учеником Ш. Маффеи (умер 1755), Альфьери превзошел остальных в итальянской поэзии, развивать которую начал Филикайя в XVII веке, Парини, Пиндемонте и после В. Монти, С. Пеллико и Уго Фосколо. Альфьери оказал сильнейшее влияние на романтическую трагедию (Никколини, Косса, Мандзони) и очутился уже на грани романтизма.

Произведения


Саул Мирра Брут Второй