Константин Дмитриевич Бальмонт


«Легкая, чуть прихрамывающая походка точно бросает Бальмонта вперед, в пространство. Вернее, точно из пространств попадает Бальмонт на землю — в салон, на улицу. И порыв переламывается в нем, и он, поняв, что не туда попал… надевает пенсне и надменно (вернее, испуганно) озирается по сторонам, поднимает сухие губы, обрамленные красной, как огонь, бородкой… И оттого-то весь облик его двоится. Надменность и бессилие, величие и вялость, дерзновение, испуг — все это чередуется в нем, и какая тонкая прихотливая гамма проходит на его истощенном лице, бледном, с широко раздувающимися ноздрями! …мстительный гений грозы, демон сжигающей страсти … сам рыжебородый Тор, но Тор, бредущий тоскливо по Арбату в октябрьский день, когда струи дождя дни и ночи натянуты над городом. Он останавливается … и вдруг надменно топнет ногой по мокрому асфальту: „Я в этот мир пришел, чтоб видеть солнце!“» — таким запечатлел облик поэта Андрей Белый. Чествование двадцатипятилетия литературной деятельности К. Д. Бальмонта, организованное 11 марта 1912 г. Неофилологическим обществом при Петербургском университете, М. А. Волошин назвал юбилеем «молодой» русской литературы: «Двадцать пять лет тому назад при звуке первых стихотворений Бальмонта она очнулась от того старческого сна, в который погружалась постепенно. Бальмонт был действительно заревом грядущих зорь».

Константин Дмитриевич Бальмонт родился в дворянской семье в деревне Гумнищи Владимирской губернии. Самые яркие впечатления детских лет — природа среднерусской полосы. «В наших местах есть леса и болота, есть красивые реки и озера, растут по бочагам камыши и болотные лилии, сладостная дышит медуница, ночные фиалки колдуют», — вспоминал поэт в автобиографии 1907 г. Его литературные вкусы формировались под влиянием «народных песен, Никитина, Кольцова, Некрасова и Пушкина». В юношеские годы появилась склонность к иностранным языкам, которыми он овладевал быстро и легко. Это помогло поэту познакомиться с западноевропейской литературой в подлинниках и переводить П. Б. Шелли, Э. По, П. Кальдерона, К. Марло, О. Уайльда. Позже проснулась страсть к путешествиям. «Бальмонт объехал весь свет. Кажется, мировая поэзия не знала поэта, который столько времени провел на палубе парохода или у окна вагона», — заметил И. Эренбург. Действительно, поэт изъездил всю Европу (Скандинавия, Англия, Испания, Италия), посетил Мексику, совершил путешествия в Египет, Грецию, Океанию, Южную Африку, Австралию, Новую Зеландию, южную и северную Индию. Литературный дебют — сборник «Стихотворения» (Ярославль, 1890) — не принес поэту ожидаемого успеха, сам он позже считал книгу слабой. Более счастливой оказалась судьба трех следующих сборников 1890-х годов — «Под северным небом», «В безбрежности», «Тишина». Уныло-романтическая тональность этих книг — поэзия «печали, угнетения, сумерек» — хорошо вписывалась в колорит лирики 90-х годов. Правда, на фоне господствовавшей тогда невыразительности поэтических форм и преобладания пушкинского ямба они выгодно отличались «блистательной отделкой стиха», обилием аллитераций и внутренних рифм, игрой цезурою, обрывистостью строк и новыми неожиданными ритмами. Бальмонт, названный Горьким «гениальным виртуозом формы», показал, «что может сделать с русским стихом поэт, любящий музыку». Отдельные стихотворения, такие как «Челн томленья», «Я мечтою ловил уходящие тени…», «Камыши», были признаны шедеврами и принесли славу Бальмонту. Именно этим путем, используя музыкальные возможности стиха, пошли многочисленные подражатели поэта, прозванные «бальмонтистами». В сборниках «Горящие здания», «Будем как Солнце», «Только любовь», вышедших в 1900 — 1903 гг., сформировалась индивидуально-бальмонтовская система поэтических образов-символов (солнце, огонь, стихии), оказавшая влияние на поэтику символизма в целом. В них поэт окончательно нашел «путь экстатического проникновения в душу мира, в сущность мироздания, окончательное оправдание всего многообразия вселенной, великое „Да“, которое он мучительно тщетно искал всю жизнь». В это время Бальмонт — кумир публики, он — на гребне своих творческих возможностей и «царит над русской литературой». Е. В. Аничков расценил программные сборники Бальмонта как «моральное, художественное и просто физическое освобождение от прежней скорбной школы русской поэзии, привязывающей поэзию к невзгодам родной общественности». Гордый оптимизм, жизнеутверждающий пафос бальмонтовской лирики, стремление к свободе от оков, налагаемых обществом, и возвращение к первоосновам бытия — все это воспринималось читателями не просто как эстетический феномен, а как новое мироощущение. Поэтический метод Бальмонта — импровизация, «импрессионистическая кристаллизация творческих мгновений». Они, полагал Брюсов, «властно берут» душу поэта «и увлекают ее в свою стремительность, как водоворот малый камешек. Истинно то, что сказалось сейчас. Что было перед этим, уже не существует. Будущего, быть может, не будет вовсе. Подлинно лишь одно настоящее, только этот миг, только мое сейчас … И действительно, что такое стихи Бальмонта, как не запечатленные мгновения?» Бальмонт считал, что заслуга «новой поэзии» в умении «говорить исполненным намеком и недомолвок нежным голосом сирены или глухим голосом сибиллы, вызывающим предчувствие»; в «символическом» произведении он видел «два содержания»: «скрытую отвлеченность и очевидную красоту». Уже со сборника «Литургия красоты» (1905) критика констатирует признаки очевидного «спада» в творчестве поэта. Хотя русская поэзия, как заметил Блок, не успела еще к этому времени изжить влияния Бальмонта, сам поэт начинает повторять «свои образы, свои приемы, свои мысли». Его прославления жизни не зву- чат уже убедительно, критика и читатели чувствуют в них теперь «что-то намеренное, какое-то усилие, какую-то при- нужденность языка и чувства» (В. Я. Брюсов). На революцию 1905 — 1907 гг. Бальмонт откликнулся политическими стихами, большей частью вошедшими в сборник «Песни мстителя». В поисках нового материала для поэтического творчества он обращается к фольклорным источникам: пишет стихи на темы славянской мифологии, перелагает былины, художественно обрабатывает заговоры и заклинания, хлыстовские «распевцы» (сборники «Жар-птица», «Зеленый вертоград»), знакомит читающую публику с эстетическими впечатлениями своих путешествий («Белый Зодчий», «Зарево зорь»). Книги эти уже не имеют успеха у читателей, а критика указывает на их художественное несовершенство. В 1920 г. Бальмонт покинул Россию и поселился во Франции. Он по-прежнему активно работает, занимается переводами, издает поэтические сборники. Лейтмотивом его лирики становятся тонкие ностальгические переживания. Склонный ранее к легким и веселым «переодеваниям» поэт — то он угрюмый скальд, то страстный мексиканец, то испанский гранд — впервые пишет о себе: «Я русский, я русый, я рыжий». Образ потерянной родины становится центральным в эмигрантских сборниках «Марево», «Мое — Ей», «В раздвинутой дали», «Северное сияние» и других. Поэт пишет о ней с болью и проклятьями и в то же время не теряет надежды на возможное примирение.

Константин Дмитриевич Бальмонт родился в селе Гумнищи, расположенном во Владимирской губернии, в семье дворянина. С детства любил природу и фольклор своей родины, увлекался творчеством Пушкина, Некрасова, Кольцова и Никитина. В юности заинтересовался иностранными языками, к которым у него проявились способности. Благодаря этому поэт смог в подлинниках читать западноевропейскую литературу, а также занимался переводами.

Следующим увлечением стали путешествия. Бальмонт посетил многие страны Европы, Азии, Африки и т.д.

Первый сборник сочинений под простым названием «Стихотворения» вышел в 1890 году в Ярославле, однако он был плохо воспринят публикой. Далее публикуются еще три сборника: «Под северным небом», «В безбрежности», «Тишина» — и уже они приносят поэту известность. 1900—1903 гг. — выпускаются сборники «Горящие здания», «Будем как Солнце», «Только любовь» с уже сформировавшейся индивидуально-бальмонтовской системой поэтических образов-символов, в итоге оказавшей влияние на всю поэтику символизма. Именно в них Бальмонт окончательно определился со своим литературным стилем. Это была кульминация славы поэта.

Начиная с 1905 года, когда вышел сборник «Литургия красоты», популярность творчества поэта пошла на спад. Он начал повторяться, в стихах чувствовалась тяжесть и принуждение. Во время революции 1905—1907 гг. К.Д. Бальмонт попробовал себя в политических стихах, основная часть которых вошла в сборник «Песни мстителя».

Чувствуя угасание своей музы, поэт обращается к фольклору (сборники «Зеленый вертоград» и «Жар-птица»), описывает впечатления от своих путешествий («Зарево зорь», «Белый Зодчий»). Однако эти книги уже неинтересны читателям и подвергаются критике.

В 1920 г Константин Дмитриевич переселился во Францию. Он продолжал по-прежнему активно работать, занимался переводами, издавал поэтические сборники. Основной темой его стихов в данный период стали тонкие ностальгические переживания, а центральным образом в эмигрантских сборниках («Марево», «Мое — Ей», «В раздвинутой дали», «Северное сияние» и т. д.) был образ потерянной родины.

Произведения


В безбрежности Фантазия Я мечтою ловил уходящие дни Я не знаю мудрости Стихотворения

Сочинения


Анализ стихотворения «Фантазия» Бальмонта Анализ стихотворения Бальмонта «В безбрежности» Анализ стихотворения Бальмонта «Я мечтою ловил уходящие тени … " Анализ стихотворения К. Д. Бальмонта «Ветер» Анализ стихотворения К. Д. Бальмонта «Я не знаю мудрости» Мотивы и образы лирики одного из поэтов Серебряного века О поэтике Константина Бальмонта Основоположник символизма в русской поэзии Творчество К. Бальмонта — поэта серебряного века К.Бальмонт основные мотивы лирики Творчество Бальмонта в контексте поэтики символизма «Поэзия заговоров и заклинаний» в творчестве Ф. Сологуба и К. Бальмонта (2) Лирический герой Бальмонта Константин Бальмонт — основоположник символизма в русской поэзии Символисты русского модернизма Творчество Бальмонта Константин Дмитриевич Бальмонт Бальмонт жаждал изысканности русской медлительной речи Поэты символисты о музыке как высшей форме искусства «Поэзия заговоров и заклинаний» в творчестве Сологуба, Белого, Бальмонта Сочинение на тему символизм в торчестве Бальмонта Пути и судьбы поэтов серебряного века в эпоху войн и революций Константин Дмитриевич Бальмонт — основоположник символизма в русской поэзии Общая характеристика лирики Константина Дмитриевича Бальмонта Основные мотивы лирики К. Д. Бальмонта Основные настроения поэзии Константина Бальмонта Фетовские традиции в пейзажной лирике К. Бальмонта Бальмонт: общая характеристика лирики Писатели символисты русского модернизма. Творчество Бальмонта Самый читаемый поэт на рубеже XIX—XX столетий Изысканность русской речи в поэзии Константина Бальмонта Константин Дмитриевич Бальмонт,как представитель русского символизма