Герман Бар

«Апостол»

Краткое изложение вариант 1 вариант 2

Время и место действия драматургом не определены, но по всем признакам события во всех трёх актах происходят в современную автору эпоху.

Дом министра. Голь, делая упор на своих правах давнего друга семьи, настоятельно требует от супруги хозяина Ирэн срочно переговорить с мужем относительно его назначения на должность префекта. Голь уже десять лет состоит в его партии, был с ним рядом в те трудные времена, когда за приверженность провозглашаемым им идеям можно было поплатиться жизнью. Но вот министр уже шесть месяцев у власти, а соратники, обеспечившие ему победу, ничего от этого не получили. Момент довольно острый, в парламенте идёт борьба, развернулась серьёзная конкуренция между американской Юго-Восточной компанией и Национальным банком за право строительства канала. Американцы, намереваясь заручиться поддержкой парламентариев, предлагают до тридцати тысяч за голос, представители оппозиции, естественно, наживаются, а сторонникам министра что остаётся? Рассуждения о народе, государстве, благе — это прекрасно, но нельзя же настолько отрываться от реальности. Партии окажется только на пользу, если станет известно, что министр умеет ценить заслуги тех, кто его поддерживает. Ирэн оправдывается: она несколько раз пыталась завести разговор с мужем, но тот и слушать её не желает, советует не вмешиваться в дела, в которых она не разбирается. Голь выражает недовольство: это тянется уже месяц, он не может более ждать. Он погряз в долгах, досаждают кредиторы. Кому, как не Ирэн, знать, сколь тягостны бывают денежные затруднения. Молодой женщине неприятен разговор: разумеется, она признательна Голю за участие и помощь, когда у неё возникли долги, в которых она не решилась признаться мужу. Но собеседник переходит к прямому шантажу: деньги для Ирэн были взяты в Национальном банке, в его распоряжении её расписки. Ирэн обещает сегодня же переговорить с мужем.

Разговор сворачивается из-за появления давнего друга хозяина дома Фирмиана. Голь ему явно несимпатичен, и после его ухода старик, почуявший неладное, советует Ирэн не помогать коварному хитрецу в его планах. Он не скрывает своего беспокойства: ситуация действительно напряжённая, общественное мнение относительно канала раскололось. Карл — прекраснодушный идеалист, хочет быть апостолом, но хотя тридцать лет занимается политической деятельностью, влияет на людей, управляет ими, совсем их не знает. Опасность кроется не в оппозиции, которую возглавляет молодой и честолюбивый Андри. Опасность таится в собственном лагере, сподвижники министра недовольны, что ошиблись в расчётах, и ждать более не намерены.

Встретившись с мужем, Ирэн пытается замолвить слово за Голя, но Карл непреклонен: то, о чем жена просит, невозможно, за дружбу нельзя расплачиваться деньгами.

Секретарь докладывает, что в приёмной министра дожидается посетитель. Мекс, человек из ближайшего окружения Андри, сразу же переходит к делу: пользуясь своим влиянием, он поможет обеспечить нужный итог голосования на вечернем заседании парламента. В Андри Мекс разочаровался, у этого молодого человека недостаёт должного размаха, далеко он не пойдёт. Мекс вполне обеспечен и многого просить не намерен: титул советника в обмен на содействие его вполне бы устроил. Возмущённый министр прогоняет посетителя из кабинета,

Появляется ещё один посетитель, Швендер страстно, но довольно сбивчиво восхваляет деятельность министра, объявляя себя его давним и верным единомышленником, а потом в завуалированной форме предлагает услуги по физическому устранению главы оппозиционеров. Министр с негодованием изгоняет и этого посетителя. Хорош единомышленник, не пропустил ни одного его выступления, а абсолютно ничего не воспринял из его речей. Ведь сколько лет он твердит: не насилие и ненависть, а любовь и справедливость должны быть среди людей. Что ж тут удивительного, иронизирует Фирмиан, Швендера, по-видимому, действительно увлекают проповеди Карла, и он готов служить ему в качестве тайного убийцы потому, что, как он только что объяснил, когда-то его обманул американец, и с той поры он считает их всех отъявленными негодяями. По убеждению министра, нет такого хорошего человека, который не поступал бы плохо, нет такого, которого нельзя было бы исправить. Вот, к примеру, Голь — молод, честолюбив, его манят богатство и почести. Слишком легко Голю все доставалось в жизни, а нужно пройти через нужду и горе, чтобы понять себя.

На совещании со своими партийными соратниками министр обсуждает тактику поведения на парламентских слушаниях. Он выражает уверенность, что, хотя в известных органах печати и в некоторых кругах населения настроение не совсем благоприятное, им все же благодаря большинству в парламенте удастся повернуть по-своему. Каун требует употребить власть и арестовать Андри: сколько грязных махинаций творит оппозиция, но министр не согласен: ни один руководитель не гарантирован от злоупотребления его именем. Оппозиции посчастливилось найти способного, энергичного вожака, которого, к сожалению, они упустили сделать своим сторонником. А убеждений не создать силой, людей нельзя принудить, не убедив их. По мнению Луца, реформы наносят основательный ущерб некоторым личным интересам. Он призывает министра действовать медленнее, осторожнее, умереннее. «Мы здесь не для того, чтобы нравиться народу, — парирует министр. — Мы должны воспитывать его». Голь предлагает все места в администрации распределить среди своих людей, тогда в распоряжении партии будет целая армия агитаторов. Это не дело, когда рискуешь всем и ничего не получаешь взамен. Возмущённый недостойными речами, министр прогоняет Голя. Соратники все более разочаровывают его. Прежде они были воодушевлены, имели твёрдые принципы, а теперь обнаруживают зависть, ненависть, жадность. Нельзя думать исключительно о своей выгоде — это погубит все. Члены фракции расходятся недовольные, Фирмиан опасается, что Карл подпортил дело своей резкостью.

Происходит заседание парламента. Вопрос не в Национальном банке и не в американской компании, как тут стараются внушить, рассчитывая на дешёвый патриотизм, заявляет Андри. Речь идёт о выгоде страны. Министру же больше подходило стать поэтом, который неутомимо поощрял бы, возбуждал и предупреждал общественную совесть. Как пламенный апостол гуманных идей, он много сделал для блага родины, не одно поколение восторженно внимало его обольщающим речам. Но страна в кризисе, налицо признаки страшного краха, и он раздавит эту сумасбродную политику великих экспериментов, для осуществления которых не имеется достаточных сил. Министр — честный, но неспособный к практической деятельности человек, окружённый дурными советниками и интриганами. Выступление главы оппозиционеров вызывает бурную реакцию собравшихся. Во время перерыва Голь предлагает Андри компрометирующие материалы на политического соперника, но тот с негодованием отвергает его предложение. Тогда Голь вступает в переговоры с директором американской компании. Находящаяся в зале заседания Ирэн не выдерживает нарастающего напряжения, она падает в обморок, и её отвозят домой.

После перерыва с ответным словом выступает министр. В какой-то степени ему удаётся переломить настрой зала. Он объясняет причины, побудившие правительство поручить строительство канала Национальному банку. И напрасно молодой коллега расценил их попытки поднять страну как неумелую и обречённую на провал деятельность отжившего поколения. Главное — истина и справедливость; идеи эти, конечно же, стары, как человечество, но вместе с человечеством постоянно обновляются.

Предложено провести поимённое голосование по вопросу о канале, но тут слова просит Голь. Он выступает с разоблачительным заявлением, обвиняя министра в измене и предательстве интересов страны. Национальный банк подкупил его и выплатил сполна. В качестве доказательства Голь предъявляет расписки жены министра в получении заема. Разражается грандиозный скандал. Министр потрясён и растерян.

И снова дом министра. Карл появляется в потрёпанном виде, разорванной одежде. Ему с трудом удалось укрыться от разъярённой толпы. Он никак не может прийти в себя, не было у него ничего, кроме честного имени, а теперь заклеймили его вором и обманщиком. С улицы доносятся свист, смех, оскорбительные выкрики, в окна летят камни. Карл удивлён приходу Фирмиана: ведь, кажется, все отвернулись от него. Тот призывает друга не придавать значения крику нам и комедиантам. Нет клеветы, которую нельзя было бы опровергнуть, но для этого нужно быть в форме. Карл не может взять в толк: как жена могла так поступить? По неведению, считает Фирмиан, ей, конечно же, невдомёк было, как может обернуться дело. Это вина Карла, не сумевшего объяснить Ирэн, что в её положении следует быть особенно осторожной.

Происходит тягостное объяснение с женой. Ирэн не знала, что деньги из банка, со временем она собиралась вернуть их. Ей не хотелось обременять финансовыми проблемами мужа, который столько времени и сил отдавал работе. Карл осознает, что виноват: не замечал он, что творится рядом, в семье, не сумел стать советником, помощником жене.

Появляется взволнованный Андри. Сколь ужасно зрелище толпы, эти лица, искажённые злобой, коварством и ненавистью, упивающиеся позором и опьянённые подлостью. Ему стыдно и больно, что эти люди превозносили его как героя. Как можно было так обманываться, ему казалось, что руководствуется он честными намерениями, а по сути это была месть за то, что его политический противник выше, сильнее, значительней их всех. Андри намерен оставить политическую карьеру, уехать в провинцию, постараться жить достойно и порядочно. Карл потрясён признанием молодого человека. Он видит в нем родственную душу, испытывающую тоже бессилие, разочарование. Кажется, постигли они оба истину, облекли её в жалкие слова — свобода, справедливость… Но толпа не понимает их. Что ж, будут они вместе тихо жить среди людей, постепенно завоёвывая их души и сердца, работать на общее благо. Может, оно даже и к лучшему, что все так случилось.

В доме министра. Соратник Голь просит жену хозяина Ирэн повлиять на мужа для получения места префекта. Голь уже 10 лет в партии, был с Карлом в трудные моменты. Однако за полгода при власти тот не удосужился отблагодарить за поддержку. Сейчас сложный момент, между Национальным банком и американской Юго-Восточной компанией развернулась конкуренция за право на строительство канала. Американцы скупают голоса оппозиции – предлагают до 30 тысяч. А своим сторонникам министр даже должности не предлагает. Нельзя, рассуждая о благе народа и государства, отрываться от реальности.

Ирэн в растерянности: она не единожды пыталась говорить с мужем, но тот просит не вмешиваться в дела. Голь недоволен: он не может ждать, досаждают кредиторы. Уж Ирэн то знает, насколько тягостны денежные затруднения.

Хозяйке неприятен этот разговор. Конечно, она признательна собеседнику за выручку, когда не решилась признаться мужу в долгах. Голь напоминает: деньги взяты в Нацбанке, у него и расписки Ирэн имеются. Шантаж подействовал, женщина дает обещание поговорить с мужем сегодня же.

Появившийся на пороге друг хозяина Фирмиан невольно прерывает беседу. Голь поспешно откланивается. Старик советует Ирэн не помогать прощелыге. Ситуация с каналом действительно напряженная, мнения разнятся. Карл недопонимает, что опасность для него представляет вовсе не оппозиция. Он идеалист, хочет быть апостолом и не замечает недовольства сподвижников. Разговор с мужем у Ирэн не вышел. Карл непреклонен – за дружбу нельзя платить.

На прием к министру приходит близкий к оппозиции Мекс. Он уверяет, что обеспечит нужное голосование в обмен на титул советника. Взбешенный Карл выгоняет посетителя. Следом входит новый – Швендер. Этот намекает министру на содействие в физическом устранении главы оппозиции Андри. Министр изгнал и второго «помощника».

На совещании члены партии обсуждают тактику. Министр уверен: им удастся убедить депутатов в правильности позиции. Каун требует арестовать главу оппозиции. Министр – против злоупотреблений властью и сожалеет, что упустили шанс убедить Андри стать сторонником. Луц считает, что реформы наносят ущерб личным интересам, действовать следует осторожнее. Но министр парирует: народ надо воспитывать, а не нравится ему. Голь делает предложение распределить места в администрации среди своих, иначе риски ничем не оплачены. Министр выгоняет Голя за стяжательские речи. Соратники разочаровывают Карла: раньше имели принципы и убеждения, а теперь открывается жадность. Все расходятся недовольными.

В парламенте Андри выступает с обличительной речью: страна в кризисе, министр окружен интриганами. Речь вызывает бурную реакцию. В перерыве Голь пытается предложить Андри компромат на министра, но тот отвергает предложение. Тогда Голь идет на сделку с американцами.

В ответном слове министру удается переломить настроение зала. Он объясняет преимущества строительства канала Национальным банком. Перед голосованием слова просит Голь. Он предъявляет расписки Ирэн, обвиняя банк в подкупе министра. В итоге - грандиозный скандал.

Карл возвращается домой, одежда разорвана. Слышны крики и свист, в окна летят камни. Министр подавлен: честное имя растоптано. Появляется Фирмиан, приход которого удивляет Карла – думал, все отвернулись. Старик советует держать форму, а клевету можно опровергнуть. Карл объясняется с женой. Ирэн заверяет: не знала, что деньги взяты в банке.

В гостиной появляется Андри. Ему стыдно, что ошибался в людях, но руководствовался честными намерениями. Теперь он оставит политику и уедет в провинцию. Карл видит в парне родственную душу, испытывающую те же терзания. Оба постигли истину, но беснующаяся толпа не понимает их. Что ж, придется вдвоем завоевывать сердца людей заново. Видимо, так предначертано судьбой.