«Творчество Леонида Николаевича Андреева (1871—1919)»

Сочинение

Творчество Леонида Андреева — яркая страница в истории русской литературы начала XX века. Сама личность писателя вызывала и вызывает пристальный интерес своей сложностью и противоречивостью, отразившимися в его произведениях. Его высоко ценили Л. Толстой, Чехов, Короленко, Михайловский. Публикация ряда его рассказов, постановка пьес становились литературными и театральными событиями, предметом острых споров и дискуссий.

Видное место Л. Андреева в литературе неизменно признавал М. Горький. Даже в 1908 году, когда дружба между ним и Андреевым была нарушена, Горький писал: «По-моему — Андреев — самый сейчас интересный по выбору тем, по своим писательским настроениям беллетрист» . Но он же сказал и справедливые, пророческие слова: «Вот увидите: не мудрый, но честный писатель Куприн переживет громкую славу Андреева, и мало кто об этом пожалеет». Горький оказался провидцем потому, что никто не знал так хорошо Андреева, как он, никто с такой любовью и так ревниво не следил за литературной и гражданской судьбой писателя, никто с такой болью не переживал его отрыв от демократии. И сам Андреев признавал, что Горький оказывал на него огромное благотворное влияние. В письме к критику и историку литературы В. Боцяновскому 17 марта 1903 года он писал:

* «Отрочество и молодость — очень печальные. С 15 лет я начал искать истинной цели жизни, истинной дружбы, истинной любви. Я искал, а жизнь в ответ щелкала меня по носу. Долго, очень долго я путался в добре и зле… Умер отец 2 — бедность, потом грязная, мучительная нищета. Время было скверное — начало девяностых годов. Начал я сильно запивать. Временами впадал в отчаяние; раз пробовал застрелиться — не вышло. Были попытки писать, но неудачные… Очнулся я в 1897 году, когда кончил университет и стал работать в газете «Курьер» судебным хроникером… В 1898 году, в апреле, напечатал первый рассказ «Баргамот и Гараська». Огромное влияние на мою судьбу оказал Горький… Его благородная, почти нечеловеческая личность дала мне больше, чем все книги, которые я прочел, все люди, которых я знал. Я в жизнь поверил, узнавши Горького».

Литературный путь Андреев начал с фельетонов в газете «Курьер», которые он подписывал псевдонимом Джемс Линч. Но подлинный успех ждал его в жанре реалистического рассказа. Путь писателя-беллетриста он начал в лагере художников критического реализма, как автор рассказов о жертвах социальной несправедливости и произведений, в которых обличалась пошлость обывательского существования. Продолжая традиции критического реализма XIX века, Андреев был особенно близок к таким своим современникам, как Чехов и Горький.

В традициях критического реализма написаны рассказы «У окна», «Большой шлем», «Случай», «Христиане» и др. Их объединяет беспощадное обличение людей, живущих в тесной скорлупе обывательщины, пустых и нищих духом, ханжей, индивидуалистов, циников. Таков мелкий чиновник Николаев («У окна», 1899), в котором можно заметить сходство с чеховским Беликовым. Чувство омерзения вызывает его страх перед жизнью, душевная дряблость, презрение к людям.

Отношение Л. Андреева к Октябрьской революции было сложным. Вначале он занял враждебную позицию, белоэмигрантское окружение в Финляндии, где жил писатель, всячески подогревало его антисоветские настроения. Однако Андреев стремился разобраться в сущности Советской власти, стал внимательно следить за событиями в России, особенно после того, как ближе узнал эмиграцию и решительно порвал с нею. Однако постичь правду социалистической революции он не успел: в сентябре 1919 года Л. Андреев умер на своей даче Нейвала в Финляндии.

Так завершился путь одного из интереснейших мастеров прозы начала XX века. Шаткость и непоследовательность идейных позиций, политический индифферентизм, временами граничивший с беспринципностью, анархизм в трактовке движения истории и методов борьбы, неверие в победу добра — все это было причиной драмы Андреева как художника и человека. При всем этом не подлежит сомнению яркий талант писателя, объективное значение его произведений, хотя и можно спорить о его творческом методе, о приемах и средствах изображения. Очень сурово судивший о нем Луначарский свидетельствует, что многие современники писателя «воспринимали картины Андреева не как абсолютное осуждение жизни, а только как мрачное, но в сущности правдивое изображение того болота старой России, из которого нужно было вырваться как можно скорее». Луначарский отметил и значение творчества Л. Андреева для советской литературы:

* «У Андреева можно учиться. В самом деле, Андреев — реалист. Притом его желание всегда придать значительность и выпуклость своим образам… создает неплохую школу для наших реалистов. Беда только в том, что этот реализм у Андреева искажен… психологическим воспитанием глаза, который уже с самого начала воспринимает отрицательные моменты».