««За общее благо борись до конца» Байрон»

Сочинение

В Англии развертывалась общедемократическая борьба против торийской олигархии, шедшая под знаком борьбы за реформу избирательного права. Победа сторонников реформы должна была положить конец господству тори. В этом были заинтересованы не только широкие народные массы, но и определенные круги английской буржуазии, которых тори не пускали, к власти — прежде всего промышленники. Промышленники — противники тори — усиленно заигрывали с рабочими, стремясь использовать их в борьбе против тори. Действительно, победа над торийской олигархией была одержана. только в 1822 г. и именно в силу того, что народные массы и прежде всего английский рабочий класс оказали мощное воздействие на весь ход борьбы за реформу, поддержали ее сторонников.

Все эти политические события и особенно обострение борьбы в Англии вдохновили Байрона, открыли перед ним новые пути творческого развития. Он вступает в тесную связь с борцами за свободу Италии — карбонариями, вместе с ними готовится к восстанию. Дом Байрона превращен в склад оружия; Байрон подобрал надежных слуг, которые вместе с ним должны были примкнуть к повстанцам. Нельзя без волнения читать строки его дневника, написанные в ночь на 7-е января 1821 г., когда он ждал условного сигнала к выступлению: «Если надо будет драться, сделаю все, что смогу, хотя я несколько поотвык от этого занятия! Дело это — справедливое дело» . Но часы шли. «Жду с минуты на минуту, — пишет Байрон, — что загремит барабан и начнется мушкетная пальба.... но пока что ничего не слышно, кроме плеска дождя, а в промежутках — завывания ветра. Не хочется ложиться спать, потому что я терпеть не могу, когда меня будят, пожалуй, лучше посижу и дождусь перестрелки, раз уж она должна быть. Прибавил огня в камине, достал оружие и две-три книжки, пока что их можно будет полистать».

Ожидаемое выступление карбонариев так и не состоялось. А затем пришли вести о разгроме заговора по всей Италии. Восстание карбонариев, было плохо подготовлено. Его руководители не сумели повести за собой народ, применили тактику заговора и потерпели поражение. «Вы не представляете себе, до какой степени я разочарован и обманут в своих надеждах — писал Байрон по поводу неудачи карбонариев своему другу, поэту Т. Муру. — И все это я пережил, подвергаясь еще и личному риску, который, кстати сказать, не совсем миновал». Действительно, за Байроном следила австрийская полиция. Его лучшие друзья — карбонарии — были либо брошены в тюрьму, либо оказались в изгнании.

Пережив разочарование в движении карбонариев и многое поняв в причинах его поражения, Байрон отнюдь не отказался от борьбы против реакции, не пал духом, не сложил оружия. Его политический опыт обогатился. Он еще больше возненавидел душителей свободы — «Священный союз» и английскую реакцию.

Много было написано им в годы с 1817 по 1823, проведенные в Италии. Закончена поэма «Паломничество Чайльд Гарольда» (третья песнь — 1816; четвертая — 1818), создан ряд новых произведений и среди них замечательная сатирическая поэма «Беппо» (1817).

В эти годы Байрон пишет свои трагедии «Марино Фальеро» (1820) и «Двое Фоскари» (1820). Обе они, несмотря на исторический сюжет, полны отголосков современности, ставят острые политические проблемы восстания, роли народа в общественной борьбе. В 1821 г. создана мистерия «Каин», проникнутая богоборческим пафосом, духом воинствующего гуманизма. В блестящей политической сатире «Бронзовый век» (1823) поэт заклеймил государей Европы, съехавшихся на конгресс в Вероне, где было достигнуто преступное соглашение о совместных действиях реакции против передовых сил европейского общества. В сатирической поэме «Видение суда» (1822) Байрон беспощадно высмеял английского короля Георга IV и придворного поэта Саути.

Творчество Байрона в эти годы отмечено заметным усилением реалистической тенденции. Это особенно чувствуется в незаконченном романе «Дон Жуан» (1818 — 1824), в котором поэт дал целостную картину европейского общества накануне французской буржуазной революции. Вынужденный оставить Испанию, где он томился под гнетом суровых феодальных порядков, Дон Жуан побывал в султанской Турции, царской России, монархической Англии: он видит, что различны формы, в которых господствует в мире тирания, но по существу она одинаково гнусна и отвратительна и в Константинополе, и в Лондоне, хотя английские аристократы, и чванятся своим парламентом, прикрывающим господство чистогана.

Особенно резким и насмешливым становится Байрон в тех песнях, которые посвящены именно Англии. Здесь поэт выступает как достойный продолжатель великих английских сатириков Свифта, Смоллета и Филдинга, как прямой предшественник английских реалистов XIX века — Диккенса и Теккерея.

От тирании мир будет спасен только революцией,— утверждает Байрон в своем романе. Только она смоет кровью грязь, накопившуюся за время господства феодалов и торгашей, предававших интересы своих народов, опозоривших их доброе имя. Ведя своих читателей к преддверию французской буржуазной революции — по замыслу Байрона Дон Жуан должен был попасть в революционный Париж — ПОЭТ как бы доказывал закономерность новых революционных бурь, в которых погибнет временно победившая в Европе феодальная реакция.

Нет сомнения, что от грядущей революции Байрон ждал наказания и для толстосумов-капиталистов, которых он сравнивает в «Дон Жуане» с пауками. Однако в ближайших классовых битвах, которые разразились в Европе 30—40-х гг. XIX в., еще решались задачи, стоявшие перед буржуазными революциями; народные массы — решающая сила этих битв — оказались обманутыми в своих надеждах.

Но даже в иллюзиях Байрона сказалась народность великого английского поэта. Он надеялся и Заблуждался вместе с народом, вновь и вновь бравшимся за оружие, чтобы окончательно добить феодальную реакцию и свергнуть восстановленные ею режимы.

В Италии была написана и замечательная «Песня для луддитов» (1816), созданная Байроном, когда он убедился, что английское рабочее движение не побеждено, что оно дает о себе знать. В этой песне, написанной в духе народной баллады, Байрон звал английских рабочих к оружию, напоминал, что путь к свободе ведет через революцию:

Как за морем кровью свободу свою Ребята купили дешевой ценой, Так будем и мы: или сгинем в бою, Иль к вольному все перейдем мы житью, А всех королей, кроме Лудда, — долой!

Существенно изменился герой произведений Байрона. В 20-х гг. это уже не одинокий бунтарь Конрад и не разрываемый противоречиями индивидуалист Манфред, в конце концов понимающий гибельность своего отчуждения от общества. Новые герои Байрона - свободолюбивый венецианец Бертуччо, вождь народного восстания («Марино Фальеро»), мужественный богоборец Каин, поднимающийся против бога во имя счастья человечества.

В «Стансах» (1820) полно выразилась готовность Байрона — борца за свободу английского народа — принять участие в битве за свободу в любой стране, где бы эта битва ни началась:

Кто драться не может за волю свою, Чужую отстаивать может. За греков и римлян в далеком краю Он буйную голову сложит. {Пер. С. Маршака)

«За общее благо борись до конца», — призывал Байрон в этом стихотворении, выступая с благородным девизом международной солидарности революционных сил своего времени.

Сторонники свободы в Италии, «римляне», как называет их Байрон, потерпели временное поражение. Но все более напряженной становилась борьба греческого народа против султанской Турции. В 1823 г. Байрон отплыл в Грецию.