«Байрон как общественный деятель – художественный анализ»

Сочинение

Зима 1812 года для английского народа была полна бедствий и лишений. Многолетняя война с Францией истощила государственные ресурсы, в промышленности наступил кризис, сельское хозяйство в связи с неурожаем предыдущего года не могло обеспечить нужды страны. Народ голодал. Волнения охватили большинство, районов Англии. [Резко увеличилось\" число безработных, С новой силой вспыхнуло движение рабочих — разрушителей машин.

Движение разрушителей машин началось еще в 60-х годах XVIII века, в то время, когда стали появляться первые фабрики с усовершенствованными станками. Ремесленники разорялись; рабочие подвергались на фабриках тяжелой эксплуатации; они думали, что виновниками их бедствий являются не хозяева-капиталисты, а сами машины.

Разрушители машин называли себя луддитами, членами армии «генерала Лудда» — рабочего, который, согласно легенде, первый разбил ткацкую машину. Рабочий класс был еще политически незрелым и не нашел правильных путей борьбы со своими угнетателями. Как указывали Маркс и Энгельс, движение луддитов было одной из ранних фаз классовой борьбы пролетариата против капитализма.

Небывалая сила, с которой вспыхнуло движение луддитов в 1811—1812 годах, испугала правительство. Оно не только прибегло к помощи полицейской расправы, но ввело в действие регулярные армейские части. В английский парламент был внесен проект закона, по которому рабочий, поднявший руку на имущество своего угнетателя, приговаривался к смертной казни.

27 февраля 1812 года палата лордов обсуждала этот жестокий антирабочий законопроект. Его утверждение было предрешено, но палате пришлось выслушать в этот же день страстную речь, которая заставила насторожиться собравшихся. На трибуну стремительно поднялся еще никому не знакомый молодой человек. Он выступил в защиту преследуемых рабочих-ткачей, единственной «несомненной виной» которых, по его словам, была бедность. Он утверждал, что трудящиеся Англии, презрительно именуемые «чернью», являются основой экономического и военного могущества страны. В наступившей тишине оратор гневно говорил о том, что народ, творец всех национальных богатств, влачит нищенское существование, преследуется судом и полицией, гниет в тюрьмах за малейшую попытку отстоять свои права, обречен на вымирание... Отсюда, с трибуны палаты лордов, он смело заклеймил английское правительство как реакционное и кровавое. Призывая избавить народ «от благодеяний штыка и виселицы» и отклонить билль о смертной казни, оратор предупреждал, что принятие бесчеловечного антирабочего закона неизбежно приведет лишь к углублению общественного конфликта.

Это было неслыханно! Среди присутствующих повторялось имя оратора — «мятежного лорда» Байрона, осмелившегося с такой силой страсти бросить слова негодования здесь, в палате лордов, этой цитадели твердолобого консерватизма.

Таков был первый шаг Байрона — общественного деятеля. В своем поэтическом творчестве он также выступил на борьбу с реакцией, отстаивая идеи политической свободы.