«Противоречивость творчества Бальзака»

Сочинение


Реставрированная монархия Бурбонов рухнула в 1830 г. После июльской революции к власти во Франции пришли финансисты, банкиры, денежные воротилы. Они посадили на трон короля. Луи Филиппа, они распределяли министерские портфели и биржевые акции, они диктовали законы и направляли политический курс страны. Буржуазно-демократическая революция осталась незавершенной. Положение народа не улучшилось при новом режиме. И запах пороха не улегся в рабочих кварталах французских городов. Призыв республиканцев «К оружию, граждане!» еще не раз прозвучит на улицах Парижа в 30-е годы, и как из-под земли будут возникать баррикады К «Жить работая или умереть сражаясь!» - напишут на своем знамени восставшие рабочие Лиона. Впервые пролетариат выступил во Франции этих лет как самостоятельная сила, противостоящая буржуазии.

Тотчас же после установления июльской монархии против нее сложился широкий фронт оппозиции. И левые республиканцы, самые передовые люди того времени, и притаившиеся бонапартисты, и сторонники низвержен-ной монархии Бурбонов - роялисты, или, как они назыпали себя, легитимисты,- все были недовольны, все мечтали о политическом перевороте. Бальзак - в числе недовольных. Власть ростовщиков, господство «вульгарного денежного выскочки» внушает ему отвращение, но он не становится республиканцем: власть народа, «Робеспьера с миллионом рук», внушает ему страх. Как и многие другие мыслители и писатели того времени, Бальзак создает свою утопию: он мечтает о некоей идеализированной монархии, которая будет заботиться о народе, опираясь на людей труда и таланта. Он хочет верить, что счастливая жизнь может быть дана народу «сверху», что традиционные устои монархии и религии смогут противостоять разгулу корысти, моральному развращению. Его утопия имеет мало общего с реакционной платформой партии роялистов, но, пытаясь найти какой-то политический оплот, Бальзак объявляет себя роялистом. Один из проницательнейших людей своего времени, видевший обреченность аристократии и монархии, он провозгласил себя их защитником и приверженцем.

Бальзак заблуждался, он был непоследователен в своих политических декларациях, вступал в борьбу с самим собой. Противоречия его мировоззрения отразятся и в его творчестве. Но ограниченный монархический мыслитель не мог победить в нем зоркого и правдивого художника, демократа по всем склонностям и вкусам, по всему внутреннему складу,





Бальзак-писатель движется в русле широкого передового течения французской литературы, в рядах новаторов, стремящихся повернуть искусство к современности. В конце 20-х годов он был близок к романтикам, к воинству Виктора Гюго. Вместе с ним Бальзак участвовал в литературных битвах начала 30-х годов, отстаивая свободу в искусстве, ниспровергая устаревшие запреты и «правила» прошлых веков. Но многое уже в эти годы отличало Бальзака от романтиков. В критических статьях и памфлетах он не раз выступал против субъективного произвола, против идеализации жизни и характеров, которым отдавали дань приверженцы романтизма. Бальзак ценит достоверность и точность изображения, стремится внести в литературное творчество дух исследования, пафос научного познания. Он хочет быть историком, бытописателем, систематиком и философом, постигающим законы развития человека и общества.

Не один Бальзак вступил в эти годы на путь художественного исследования глубин социальной жизни и внутреннего мира современного человека. В 1830 г. вышел роман Стендаля «Красное и черное», «трепещущий политическим волнением». «Правда, суровая правда»-такой эпиграф избрал Стендаль к своему роману. Приоткрыть завесы над суровой правдой жизни, понять связь человеческих судеб с теми социальными обстоятельствами, в которых они складываются,- эти задачи ставили перед собой Стендаль и Бальзак во Франции, Диккенс и Теккерей в Англии, Это были совсем новые задачи, выдвинутые эпохой буржуазных революций и национально-освободительных движений, новой эрой, когда на историческую сцену выступили новые классы.

Чем глубже и правдивее отражалась жизнь в книгах писателей-реалистов, тем острее становилась их критика, тем беспощаднее разоблачения. Они надеялись, что трезвая оценка настоящего поможет найти пути к исправлению и оздоровлению общества. Пути эти были тогда неведомы. Утопии продолжали властвовать даже над передовыми умами.

Великие реалисты XIX в., при всей их прозорливости, не могли еще увидеть и понять, где таятся силы будущего, способные вывести человечество из противоречии и тупиков, но эти писатели содействовали крушению иллюзий о «буржуазном рае», живописуя действительно существующий буржуазный ад. И протест их отражал растущий протест народных масс на новом этапе истории буржуазного общества. Они были писателями революционными, хотя далеко не все из них сознавали это. Критика действительности была сильнейшей стороной их творчества, потому мы и называем их художественный метод критическим реализмом.