«Жизнь и творчество Оноре Бальзака»

Сочинение

Бальзак родился в Туре 20 мая 1799 года, умер в Париже в 1850 году. Он был свидетелем возвышения и падения Наполеона, возвращения к власти династии Бурбонов, событий революции 1830 года; он жил в век, когда аристократия и буржуазия пришли к компромиссу и живые журдены не казались смешными и легко достигали желаемого. Родословная семьи Бальзаков типична для многих французских буржуа среднего достатка. Дед писателя был крестьянином из деревушки Нугарие и носил фамилию Бальса. Отец приобрел состояние в период Великое французской революции (1789-1794 гг.), спекулируя землей бежавших дворян, то есть оказался человеком типичной буржуазной хватки. Говорили, что он совмещал. в себе отвагу римлянина, терпение галла и физическую силу гота. И подписываться он стал Франсуа де Бальзак. Не удивительно что превыше всего в его семье ценились деньги и положение в обществе.

Сына своего Оноре после частного пансиона он поместил в Вандомский колледж, где мальчик приобрел репутацию ленивого и бездарного ученика, так как богословию и схоластическим наукам предпочитал тайное чтениз книг французских просветителей, особенно Дидро и Руссо. Карцер, где Оноре был частым гостем, не пугал его: там юный ум предавался размышлениям. Книги всегда оставались главным в его образовании. Круг чтения Оноре был чрезвычайно богат и разнообразен: писатели эпохи Возрождения, среди которых особое предпочтение было отдано Франсуа Рабле; французские классицисты XVII в.- Корнель, Расин, Мольер; просветители-энциклопедисты; немецкие романтики и английские авторы - Стерн, Байрон, «шотландский чародей» Вальтер Скотт; современная поэзия, исторические, философские, научные труды, особенно из области естественных наук (поклонение Кювье писатель сохранил на всю жизнь).

В 1814 г. будущий писатель по желанию отца и очень строгой матери, которые желали видеть сына адвокатом, поступил в Парижскую школу прав. Одновременно он служил клерком у адвоката и нотариуса. Бальзак был человеком цепкой памяти и феноменальной наблюдательности, и эти качества учитывал его отец, выбирая карьеру сыну. Но сын хотел стать только писателем. После продолжительной борьбы родители уступили. Однако, желая сломить упрямство Оноре и доказать, какой химерой может оказаться его мечта, они, скрепя сердце, согласились в течение двух лет еще содержать сына с условием, что за эти годы он прославится. Срок, разумеется, оказался слишком кратким, но от мечты Бальзак не отказался. Эти два года и несколько следующих стали для него годами нужды и испытаний в суровой школе жизни. Позднее они нашли свое отражение в таких произведениях писателя, как «Шагреневая кожа», «Утраченные иллюзии».

Беспокойное ремесло журналиста, писание «черных романов» с таинственными злодеями и жестокими драмами, жизнь впроголодь в мансардах и дешевых пансионах - вот начало пути будущего писателя-реалиста. Чтобы существовать, Бальзак купил типографию, пытался наладить выгодное печатное дело, но очень скоро, наделав долгов, которые тяготели над ним долгие годы, обанкротился. Эта печальная, но не единственная попытка Бальзака поправить бюджет столкнула его с хищническим миром буржуазных дельцов, который он разоблачил на страницах своих книг. Жизнь Бальзака лишена ярких событий, и он сам говорил: «Главные события моей жизни - это мои произведения». Они поглощали его время и его силы.

Бальзак писал неимоверно много. Нужда, стоящая за его плечами, и кредиторы постоянно подгоняли его. И чем безвыходнее было его положение, тем упорнее работал он. Режим его был строго регламентирован. В шесть часов вечера - обед, сон до полуночи. После полуночи, когда стихал шум большого города, он садился за письменный стол, и тишину ночи нарушал скрип вороньего пера (Бальзак писал только вороньими перьями), все ускоряющего свой бег по специальной, очень гладкой бумаге. Мысли торопили руку. Рано утром писатель принимал ванну, давая себе часовой отдых, затем по своему особому рецепту готовил кофе, пил его без сахара и принимался за правку типографских гранок, доставленных ему посыльным. В полдень завтракал и работал до шести часов вечера. Но были периоды, когда режим уплотнялся до предела.

У Бальзака была еще одна изумительная черта: он, как это свойственно талантливым актерам, умел вживаться в образ, в характер персонажа, стать на его место и почувствовать то, что чувствует герой в данных обстоятельствах. Вот почему так пснятны чувства и побуждения людей различных сословий, различных профессий, изображаемых им. Писатель словно позволяет читателю «видеть их изнутри», понять любые поступки и побуждения героя Горио (1834). Закончив роман «Отец Горио», Бальзак задумал создать огромное литературное полотно - панораму жизни французского общества, охватывающую все сферы, все классы, профессии, характеры. План великого замысла и его название - «Человеческая комедия» - определились к 1842 году.






Называя свой труд именно так, а не иначе, Бальзак хотел подчеркнуть: «Человеческая комедия» должна была иметь для его времени такое же значение, какое имело для эпохи средневековья великое творение Данте. Но «в удачно придуманном названии можно было также усмотреть и стремление писателя противопоставить божественному, потустороннему - земное, человеческое, кругам Дантова ада - социальные «круги» человеческого общества».

Все романы Бальзак распределил по трем разделам, назвав их «Этюды нравов XIX века», «Философские этюды», «Аналитические этюды». Первый из разделов, самый обширный, включает в себя 72 романа, представляющие собой «Сцены частной жизни», «Сцены провинциальной жизни», «Сцены парижской жизни». Следует сразу заметить, что слово «этюды» Бальзак употребляет в его прямом значении - изучение, исследование. И слово «художник» у Бальзака синонимично понятию исследователь, человек поиска, творческого созидательного труда, к какой области познаний ни принадлежал бы он. Себя Бальзак тоже считал исследователем-историком и задачу свою как художника видел в постижении социального мира, в обнаружении внутренних пружин и связей. Поэтому каждое явление в изображении Бальзака приобретало типичный для эпохи характер. В «Предисловии», написанном позже, писатель говорил:

* «… чтобы заслужить похвалы, которых должен добиваться всякий художник, мне нужно было изучить основы или одну общую основу этих социальных явлений, уловить скрытый смысл огромного скопища типов, страстей, событий… Мой труд,- отмечал он далее,- имеет свою географию, так же как свою генеалогию, свои семьи, свои местности, свою обстановку, действующих лиц и факты, также он имеет свой гербовик, свое дворянство и буржуазию, своих ремесленников, и крестьян, политиков и денди, свою армию, словом весь мир» .

Этот могучий и неутомимый труженик, этот философ, этот мыслитель, этот жил среди нас той жизнью, полной бурь, и битв, которой во все времена живут великие люди. Сам того, не зная, хотел он того или нет, согласился бы он с этим или нет, творец этого огромного и необычайного произведения принадлежал к могучей породе писателей революционных.