«Какова же причина отказа Басё от уединенного и упроченного образа жизни»

Сочинение

Здесь нужно заметить, что жизнь поэта в Банановой хижине не была одинокой в прямом значении слова — его нередко посещали многочисленные друзья и ученики, но пребывание только среди единомышленников — тоже своего рода одиночество. Это решение Басё еще раз подтверждает, насколько глубоко он проникал в суть вещей, в данном случае в суть идей дзен-буддизма. Согласно этому учению, у его адептов не должно быть абсолютных кумиров.

Считая Сайгйо одним из своих духовных наставников, Басё все же подвергал критике его за воспевание одиночества. В «Дневнике из Сага» (1691) Басё писал: «Человек, который плачет, делает горе своим хозяином. Человек, который пьет вино, делает утеху своим хозяином... Строки же Сайгйо: «Если бы не было одиночества, тяжело было бы прожить», — наверное, говорят, что здесь одиночество стало хозяином». Не будем усматривать в приведенном пассаже прямолинейности Басё — он в своей жизни и плакал, и пил вино, и уединялся. Но никогда не впадал в крайности, так как добросовестно придерживался одного из принципов дзен-буддизма: никаких кумиров — ни на уровне личности, ни на уровне идей.

И все-таки главным в жизни Басё была поэзия, ей подчинялось все, в том числе и путешествия. Достойным материалом для поэзии Басё считал предметы и явления природы, а не эмоции, переживания и мысли поэта. Воссоздать мир, проявить в нем прекрасное - вот задача поэта, а точнее его судьба, если речь идет о поэте, а не стихотворце. В «Слове о трех типах поэзии» (1692) Басё дает оценку людям, которых называют поэтами.

К первой группе он относит тех, кто старается отметиться на поэтических турнирах, - они не понимают, что такое истинная поэзия. Вторая группа состоит из зажиточных, влиятельных людей, которых не волнует победа и не огорчает поражение, для них поэтическое соревнование - обычная игра. К третьей группе Басё относит поэтов,- их меньше десятка во всей стране,- которые «стремятся усовершенствовать свой ум, освободить свое сердце, и готовятся встать на истинный путь». Путешествия, эти встречи с жизнью, давали Басё не только материал для собственного творчества, а и возможность расширять круг единомышленников, пропагандируя идеи школы Сьомон среди поэтов разных уголков Японии.

Именно в последнее десятилетие жизни поэта начали появляться сборники славного «Семитомника Басё» - так называется антология, которая репрезентует наилучшие образцы ренку и хайку в стиле «сьофу» многих поэтов Японии, в том числе, разумеется, и самого Басё. Эти сборники упорядочивались учениками Басё под его надзором, к одному из них он написал предисловие.

Вот хронология выхода этих сборников в мир: «Зимние дни» (1684), «Весенние дни» (1686), «Заглохшее поле» (1689), « Тыква-Горлянка» (1690), «Соломенный плащ обезьяны» (книга первая, 1691), «Мешок угля» (1694), «Соломенный плащ обезьяны» (книга вторая, 1698). Антология «Семитомник Басё» имела огромное влияние на все дальнейшее развитие поэзии жанра хайку. Следствием путешествий Басё стали несколько произведений, в которых проза чередуется со стихами. Японское название этого жанра — «кикобунгаку» — дословно переводится как «литература о путешествиях». Европейские японоведы называют эти произведения Басё лирическими дневниками или подорожными заметками.

Это не совсем точно, по крайней мере, нужно всегда помнить о условности этих терминов. Если ранние произведения этого жанра были дневниками в полном смысле слова, т.е. каждодневными записями (например, «Дневник путешествия из Тоса» писателя X ст. Ки Цураюки), то в произведениях Басё хронология событий нередко нарушается, почти не упоминаются даты, большая часть художественного вымысла. Слово же «заметки» звучит слишком легкомысленно в определении произведений, на написание которых Басё тратил иногда по несколько лет.