«Противоречивость философии Вольтера»

Сочинение

Вольтер родился в конце царствования Людовика XIV и умер незадолго до Великой французской революции. На его глазах прошла жизнь почти целого столетия. Причем Вольтер был не просто свидетелем, но и активным участником важнейших событий своей эпохи. Его творчество — живая летопись той борьбы, которую вели просветители против различных форм феодального и церковного гнета.

Вольтер властно влиял на умы своего времени. Под его пером литературное слово стало делом огромного социального значения. Оно наводило страх на вдохновителей религиозного фанатизма, на защитников деспотических порядков, подтачивало веру в божественное происхождение феодально-монархического строя. Недаром вольтерьянство воспринималось всеми охранителями угнетательских режимов как сила разрушительная. Напротив, в сознание передовых людей Вольтер вошел как борец за свободу мысли, за интересы угнетенных. Белинский писал Анненкову в 1848 г.: «...Что за благородная личность Вольтера! Какая симпатия ко всему человеческому, разумному, к бедствиям простого народа! Что он сделал для человечества!».

Однако Вольтер — мыслитель глубоко противоречивый, двойственно относившийся к современной ему действительности. Он принимает экономические отношения современного ему общества, основанные на частной собственности, но не считает разумной их идеологическую надстройку, борется с феодальным произволом за раскрепощение разума. В этом главное противоречие Вольтера, наложившее печать по существу на все его взгляды. Вольтер радикален, когда речь заходит о ликвидации дворянских и церковных привилегий, об устранении политического и идеологического гнета, но он превращается из революционера в охранителя всякий раз, как только возникает вопрос о преобразованиях, могущих затронуть частнособственническую природу строя.

Вольтер не принимал социалистических учений. Ему претили теории, требующие уравнивания в правах всех людей вне зависимости от их имущественного положения. Вольтер объявляет социальное неравенство вечным, незыблемым законом. В его сочинениях немало высокомерных, уничижительных высказываний о простом народе, который он презрительно именует чернью, считает неспособным к духовному развитию, обрекая его на тяжелый труд во имя процветания дворянской и буржуазной элиты. Те, у кого «нет никаких источников существования, кроме собственных рук», по мнению Вольтера, «скорее умрут с голода, чем станут философами». Поэтому он признается в том, что «не намерен просвещать сапожников и служанок». Готовя умы к революции, Вольтер в то же время страшился движения низов, участия в революционной борьбе тех социальных слоев, которые могут посягнуть на устои частнособственнического общества.

Вольтер жил в период обострившегося кризиса феодального общества. Одним из проявлений его было пробуждение чувства личности, связанное со становлением буржуазных отношений, с развитием «частной инициативы». При феодализме господствовала сословная иерархия. Ценность человека определялась не его духовным богатством, а его знатностью. Верхние ступени иерархической лестницы занимали титулованные дворяне, князья церкви, у подножия ее находился простой народ, оскорбляемый и унижаемый, доведенный до положения рабочего скота.

Вольтер не только видел страдания угнетенных, но на себе самом ощущал антигуманную сущность феодальных порядков. Как писатель и мыслитель передовых убеждений, он постоянно наталкивался на противодействие феодальных кругов. Его нередко грубо «осаживали», когда он, забывая о своем недворянском происхождении, претендовал на «не положенное» ему место в обществе. Были периоды, когда Вольтер находился на положении изгнанника в своей стране. Это усиливало его атаки на сословно-иерархический принцип жизни. Борясь за утверждение собственной личности, Вольтер отражал настроения демократических слоев Франции, страдавших от феодального насилия и произвола.

Уже в иезуитском коллеже Людовика Великого Вольтер, сын нотариуса, сталкивается с теневыми сторонами действительности. В среде аристократической молодежи Вольтер, несмотря на свои блестящие способности, чувствует себя ущемленным. Он не в состоянии пользоваться теми же жизненными благами, что она. Поэтому ненависть к дворянским привилегиям станет одним из самых устойчивых социальных чувств Вольтера на всю жизнь.

Серьезное столкновение Вольтера с охранителями феодальных порядков произошло в годы Регентства (1715—1723), которое было установлено во Франции после смерти Людовика XIV ввиду малолетства дофина. При королевском дворе в это время царили более чем легкие нравы. Вольтер в сатирических куплетах высмеивал любителей легкой жизни. Он не побоялся сделать выпад против самого регента, Филиппа Орлеанского. За свою смелость молодой поэт поплатился заключением в Бастилию (1717), где провел 11 месяцев. В вынужденном «уединении» Вольтер предается творчеству. Им завершена трагедия «Эдип», написана в основном поэма «Лига, или Генрих Великий», впоследствии переименованная в «Генриаду», создан ряд стихотворений. В первой половине 20-х годов Вольтер уже пользуется славой первого поэта Франции. Блистательный сценический успех «Эдипа», впервые поставленного в 1719 г., заставил говорить о его авторе как о самом даровитом наследнике традиций Корнеля и Расина.

Однако широкое признание таланта не избавило Вольтера от оскорблений. В 1725 г. он был избит палками по указанию заносчивого аристократа Рогана. Оскорбленный поэт нигде не мог найти защиты. Его великосветские «друзья» открыто и тайно злорадствовали. Вольтер ищет удовлетворения в поединке. Однако Роган доносит о предполагаемой дуэли в полицию, и Вольтер снова за решеткой. После пятимесячного заключения его высылают в Англию. Столкновение с Роганом способствовало самоопределению Вольтера на демократических позициях. Он понял, что ему, как писателю, придется отстаивать право на свободу слова и мысли в тяжелой борьбе с защитниками устоев феодального общества, с его вековыми социальными и моральными предрассудками.

Пребывание в Англии благотворно сказалось на формировании мировоззрения Вольтера. Его, как просветителя, особенно поразили демократические порядки, принятые в английском обществе, но от него ускользнули социальные контрасты, нищета обитателей городских трущоб. Вольтер с завистью отмечает, что английские ученые и писатели пользуются большим почетом, имеют возможность свободно выражать свои взгляды. Большое впечатление на него произвели похороны Ньютона, гроб которого на руках несли шесть герцогов и шесть графов. И это в то время, когда во Франции деятели науки влачили бесправное существование. Уважение к интеллекту и. таланту, естественно, особенно поразило Вольтера потому, что сам он на своей родине совсем недавно пережил горечь социального унижения и бесправия.

В изгнании значительно расширился литературный кругозор Вольтера. Он основательно познакомился с малоизвестными ему английскими философами (Локк, Шефтсбери, Коллинз, Болингброк и др.) и литературой, открывал для себя Шекспира. Весьма плодотворным оказалось воздействие на него Свифта. Созданные впоследствии Вольтером философские повести с их сатирической направленностью и богатством фантастического элемента во многом были подсказаны автору «Путешествием Гулливера».

В 1729 г. Вольтер возвращается во Францию. Здесь все было без перемен. Удручающе подействовало на поэта надругательство церкви над памятью великой актрисы Андриены Лекуврер. В то время, как в Англии артистка Анна Ольдфильд была похоронена с большими почестями, французские церковники воспротивились простому погребению Лекуврер. Прах ее был выброшен на свалку нечистот. Негодующий Вольтер выразил свой гнев в стихотворении, пригвоздив к позорному столбу врагов разума и человечности.

В 30-е годы Вольтер публикует исторический труд «История Карла XII», а также трагедии «Брут», «Смерть Цезаря» и «Заира». Но наибольшее впечатление произвели его «Письма из Англии», известные больше под названием «Философские письма», в которых отчетливо выражены его симпатии к демократическим формам жизни и отрицательное отношение к деспотизму. Разумеется, сочинение такого рода не могло понравиться королевскому двору. В 1734 г. «Философские письма» по решению парижского суда были сожжены как «скандальное произведение, противное религии и добрым нравам и подрывающее уважение к властям».

Над Вольтером снова сгустились тучи. Ему грозит новое тюремное заключение. Писатель вынужден бежать из Парижа. Он находит пристанище в замке Сире, в имении своей приятельницы маркизы дю Шат-ле, образованнейшей женщины своего времени. Здесь Вольтер провел свыше десяти лет. Это был плодотворный период его жизни. Здесь завершены известные трагедии — «Альзира» (1736), «Магомет» (1741), «Меропа» (1743), написаны почти все главы «Орлеанской девственницы». Тут создан ряд серьезных философских работ и множество стихотворений — сатир, мадригалов, посланий и др. Многосторонний талант Вольтера раскрылся1 в 30-е и 40-е годы во всем своем блеске. Как поэт он успешно выступает почти во всех жанрах. «Я люблю, — шутил он,1— все девять муз и стараюсь искать счастья у каждой из этих дам».После смерти Эмилии дю Шатле (1749) Вольтер принимает приглашение прусского короля Фридриха II, своего давнего корреспоидента и «почитателя», и переезжает в Пруссию. Вольтер был принят восторженно. Он живет в королевском дворце. Фридрих II, стремившийся снискать славу «философа на троне», поощрял вольнодумство писателя. Однако исподволь назревал конфликт. Вольтеру надоело «стирать грязное белье короля», т. е. наводить глянец на его посредственные стихотворения. Разрыв произошел после того, как Вольтер с присущей ему язвительностью высмеял в печати книгу президента Берлинской Академии наук Мопертюи, наполненную самыми невероятными, невежественными проектами. Фридрих II, сам немало глумившийся над фантастическими измышлениями Мопертюи, тем не менее приказал публично сжечь работу Вольтера. Вольтер в Пруссии столкнулся с. тем же, от чего бежал из Франции, — с насилием над мыслью, с произволом. Он возвращает Фридриху II орден, камергерский ключ и жалованье. «Оставаться далее в Берлине не хотелось мне ничуть: свобода была мне всего дороже», — говорил писатель.

Вернувшись на родину, Вольтер принимает меры к созданию условий для нормальной творческой деятельности. Ему хочется быть абсолютно независимым от кого бы то ни было. Вольтер избирает местом жительства Швейцарию. Позже он приобретает два имения — Турне и Ферне на французской территории неподалеку от швейцарской границы. Вольтер живет то там, то тут, у него нет постоянного адреса. «Философы, — иронизировал писатель, — должны иметь две или три норы, чтобы прятаться от собак, которые преследуют их». Последние 20 лет Вольтер почти безвыездно живет в Ферне, развернув кипучую общественную и литературную деятельность.

В фернейский период Вольтер формируется прежде всего как крупнейший публицист, как активный участник идеологической борьбы своего времени. Он деятельно сотрудничает в Энциклопедии, основанной и издаваемой Дидро и Даламбером. Но особенно его прославила защита жертв католической церкви — Каласа, Сирвена, Лабарра. Вольтер мобилизует мнение передовых людей не только Франции, но и всей Европы всякий раз, как только совершался какой-нибудь акт религиозного фанатизма или преступление против гуманности.

30 мая 1778 г. Вольтер скончался. Но как бы вторую жизнь писатель обретает в дни Великой французской революции. Французские революционеры видели в Вольтере своего предшественника и вдохнови - теля, человека, который своим творчеством, своей мужественной борьбой с монархическим произволом подтачивал основы феодальной государственности. В 1791 г. решением Конвента прах Вольтера был перенесен в Пантеон, место погребения великих людей Франции. Деятельность великого просветителя тем самым получила общенациональное признание.