«Стихотворение А. Ахматовой «Песня последней встречи» (восприятие, истолкование, оценка)»

Сочинение

Когда перелистываешь страницы своей памяти в поисках чего-то нежного, вечного, каких-то особенных слов, то возникает образ, который неизменно связан с замечательным периодом в русской литературе XX века — Серебряным веком. Это — образ поэтессы Анны Ахматовой.

Её поэзия — небо из кусочков цветного стекла, раскинувшееся над городом под названием Любовь. Открывая томик со стихами Ахматовой, читатель попадает в этот город, а восходящее или заходящее солнце, льющее свет с неба, расцвечивает его улицы пастельными, кричащими или мрачными красками. Особенно оживленным город становится на улицах «Вечера», «Четок», «Белой стаи», «Подорожника». Это — ранние сборники поэтессы.

Стихотворение «Песня последней встречи» входит в первый сборник — «Вечер». Оно поражает своей эмоциональностью и внутренней напряженностью переданных поэтессой чувств. Название стихотворения концентрированно и поэтично отражает его содержание: это последнее свидание лирической героини с любимым человеком, с которым она, возможно, рассталась по его инициативе.

Ахматова до ощутимой боли точно описывает состояние оставленной, покинутой женщины, которую разлюбили:

Так беспомощно грудь холодела,

Но шаги мои были легки…

Все внутри нее оборвалось. Она едва сдерживала себя, но все же нашла силы притвориться хотя бы внешне, что все в порядке, что «шаги» ее «легки», как у беззаботного человека. Но смятение героини мы все же обнаруживаем в следующих строках:

Я на правую руку надела

Перчатку с левой руки.

Так, эта маленькая бытовая деталь создает целый образ, через который мы живо представляем себе внутреннее переживание героини.

Далее этот образ, эта картина наполняется новыми деталями быта, которые также расширяют наше понимание душевных переживаний лирической героини:

Показалось, что много ступеней,

А я знала, их только три!

Прочитав первые шесть строк, мы понимаем, что лирическая героиня не может владеть собой. Ей так больно, что даже количество ступеней она в точности определить не в состоянии.

Далее лирическая героиня вступает в диалог с «шепотом осенним». Причем начинает разговор не она. Конечно, беседа эта нереальна, героиня скорее хотела бы, чтобы она была. Ведь любому человеку, который испытывает сильнейшие страдания, хочется кому-то рассказать о своем горе. Именно поэтому Ахматова вводит этот диалог в стихотворение. Он исполнен трагизма и обреченности, потому что одушевленный поэтессой осенний шепот тоже несчастен:

Я обманут, слышишь, унылой,

Переменчивой, злой судьбой.

Он как бы высказывает вслух мысли лирической героини, которая, приметив рядом родственную душу, готова согласиться на его просьбу:

Я ответила: «Милый, милый!

И я тоже. — Умру с тобой…"

Четвертая строфа, можно сказать, является развязкой столь эмоционального повествования. В ней экспрессия сменяется смиренной безнадежностью, подводится итог чувствам, которые уже не вернуть. И опять Ахматова наполняет последние строки бытовыми деталями, которые красноречиво рассказывают о неизбежности расставания:

Это песня последней встречи,

Я взглянула на темный дом,

Только в спальне горели свечи

Равнодушно-желтым огнем.

Поэтесса называет огонь свечей «равнодушно-желтым». Этот эпитет является самым ярким символом стихотворения, который позволяет нам понять, что встреча лирической героини с возлюбленным была последней. Именно из-за «него». Во-первых, свет горел именно в его спальне, огонь свечей был равнодушным, а значит, таким был и «он». Во-вторых, не случаен здесь и желтый цвет. Издавна считается, что желтый — это цвет разлуки. Таким образом, поставив эти два слова рядом (равнодушный и желтый), Ахматова создает невидимый на первый взгляд образ «его», который равнодушен к любящей его женщине.

Особая напряженность стихотворения достигается А. Ахматовой за счет ритма, неровного из-за последней строки каждого четверостишия — излюбленного приема поэтессы. Эти строки намного короче трех предшествующих.

Экспрессия стихотворения выражается и знаками препинания. В кульминационных четверостишиях, втором и третьем, преобладают восклицательные знаки. В этом стихотворении нет необычных эпитетов и сравнений, но оно исполнено образности и лиризма, потому что при его прочтении перед глазами возникают настоящие театральные сцены.

Ахматова была «обычным уникальным» поэтом. Она не создала своей системы символов, в отличие от Блока и его современников, не была новатором, но была хранительницей, а точнее — спасительницей классических традиций.