«Стихотворение А. А. Ахматовой «Мне ни к чему одические рати…» (восприятие, истолкование, оценка).»

Сочинение

Стихотворение «Мне ни к чему одические рати…», написанное в 1940 году, является одним из центральных в программном цикле «Тайны ремесла». Оно принадлежит руке уже зрелой поэтессы Анны Ахматовой, обдумывающей свой художественный опыт.

Стихотворение нельзя отнести к лирике интимно-психологического ряда. Здесь мы не найдем сюжета, противостояния героев («я» и «он»), здесь нет описания случая, конкретной ситуации, действия, выстраивающихся в картину реального душевного движения, неповторимого жизненного конфликта. Все это присутствует в ее ранних стихотворениях, таких, как «Сжала руки под темной вуалью…», «Песня последней встречи», «Муж хлестал меня узорчатым…» и другие. Здесь же мысль подталкивается образом, а образ рождает мысль, которая заключается в том, что не «одические рати», не «элегические затеи» важны для поэта. Стихотворение возникает не из желания что-либо написать, а из особого и единственного человеческого опыта. Поводом к его созданию часто бывает не то, что известно всем, а то, что выявляется из прозы жизни «некстати». Поэт преодолевает «неэстетизм» обыденных вещей для того, чтобы стих зазвучал задорно, радостно и нежно, возвышая душу и поэта, и читателя.

Образы природы помогают А. А. Ахматовой раскрыть эту мысль. «Одическим ратям» и «элегическим затеям» противопоставляет она «сор», из которого растут стихи: «желтый одуванчик у забора», «лопухи и лебеда», «дегтя запах свежий», «таинственная плесень на стене».

Природа предстает перед нами естественной, реалистичной, но это отнюдь не означает, что Ахматова тем самым пытается противопоставить свое творчество вкусам эстетствующей публики. Эти образы лишь помогают понять ее поэтическую позицию, которая состоит в тесном соединении душевного мира поэта и окружающей его реальности. Используя их, Ахматова показывает как действительность врывается в ее жизнь и какую радость ей это приносит.

Этим стихотворением поэтесса доказывает ошибочность мнения тех, кто считал ее поэзию неотделимой от сферы интимных переживаний. Отдельность, замкнутость стихотворения «Мне ни к чему одические рати» несет в себе энергию, активизирующую весь образный строй поэзии Ахматовой. Еще в первой книге «Вечер» ее привлек и «душный запах дегтя» и «запах теплый мертвой лебеды», еще в «Четках» она прислушивалась, как «шуршат в овраге лопухи». Теперь все эти нити сведены в одно трехстрофное стихотворение, приобретшее необыкновенную образную плотность. Ахматова достигает этого логично и четко подобранными перечислительными фразами:

Как желтый одуванчик у забора,

Как лопухи и лебеда.



Сердитый окрик, дегтя запах свежий,

Таинственная плесень на стене…

Образы природы создаются, как мы видим в приведенных выше строчках, с помощью нескольких существительных с эпитетами, что позволяет нашему воображению живо воссоздавать эти картины: запах «свежий», окрик «сердитый», плесень «таинственная».

Стихотворение представляет собой монолог поэтессы, содержащий логически выдержанные простые и сложные предложения с несложным пунктуационным оформлением. Это дает возможность следить за развитием мысли Ахматовой. Укороченная строка в конце каждой строфы создает особый ритм стиха, позволяющий понять, на какую мысль хочет обратить внимание автор, что для него важно.

Последняя строка стихотворения «…На радость вам и мне» проясняет еще один мотив поэзии Ахматовой — мотив стремления к радости, переход трагизма в жизнелюбие, который проявился во многих ее стихотворениях.

Для меня анализируемое произведение явилось, прежде всего, одним из ключей к пониманию многогранного поэтического мира Анны Андреевны Ахматовой. Он беспрестанно завораживает и увлекает за собой в мир сложных душевных переживаний, выказанных через бытовые детали, которые в обычной жизни не имеют для нас, обывателей, никакой ценности. Они открываются лишь пытливому взору неоспоримых гениев, к которым, без сомнения, относится и Анна Ахматова. Я не престаю восхищаться силе ее приверженности своему ремеслу и учиться у нее чуткому восприятию действительности, приносящему огромную радость.